Новости
Патриарх Кирилл утвердил нового предстоятеля Эстонской Церкви

Заслуженный артист России Ян (Иоанн) Осин выпустил вторую половину авторского курса для начинающих чтецов и обучающихся этому искусству на приходах церковнослужителей из числа мирян (о первой см.: Журнал Московской Патриархии. 2012. № 5). Сюда вошли полные тексты утреннего и вечернего молитвенного правил и заменяющие их на Светлой седмице Часы Пасхи. Мы попросили автора рассказать о работе над новинкой и о том, как легче всего научиться церковному чтению, избегая самых распространенных в этом деле недочетов. PDF-версия.


— Ян, зачем понадобилось продолжать Практическое пособие по церковному чтению выпуском с утренними и вечерними молитвами?

— Первая часть ориентировалась на богослужебные нужды. Она выдержала несколько переизданий, и в откликах с мест высказывались пожелания записать также тексты не богослужебных, а келейных молитвословий. Ведь их тоже каждому хочется произносить правильно и красиво! Как и пособие, данное издание состоит из двух компонентов: аудиодиска и полного текста молитв, напечатанных по-церковнославянски в виде буклета. Тщательно выверены последовательность молитв, а также написание слов в них, в том числе в подробных помянниках о живых и об усопших. Хотел бы особо заметить: это не аудиомолитвослов. Мой записанный голос не произносит молитвы за вас — он помогает вам проверить себя, исправить недочеты и ошибки с буклетом в руках, следя за темпоритмом предложений, за остановками и паузами внутри фраз.

— Как вам кажется, каковы сейчас самые распространенные, типичные проблемы церковного чтения на приходах?

— Мир убыстряется, становится все динамичнее, и у начинающих чтецов не хватает времени на практику (тем более на учебную подготовку к непосредственному чтению за богослужением). А в нашем послушании исполнительское качество напрямую зависит от опыта. Больше читаешь, совершенствуешься в чтении — делаешь меньше ошибок. Помарок не надо бояться, их надо исправлять, чтобы в дальнейшем не повторять. Чего греха таить: даже у священников, особенно за чтением Великого покаянного канона преподобного Андрея Критского, бывают недочеты (например, в слове «Дева» не замечают титло и произносят «два», вместо «еди́ница» проскальзывает «едини́ца»). Поэтому чтецам-новичкам посоветовал бы в первую очередь не лениться, а уже приобретшим некоторый опыт — обращать внимание на советы опытных коллег. Подмечено: как только начинаешь гордиться сделанным — тут же ошибешься буквально на ровном месте.

— А какие фрагменты в текстах коварнее всего?

— Как ни странно, самые знакомые. Чаще всего ошибки обусловлены невнимательностью, когда автоматически начинаешь читать знакомые места наизусть. Нередко забывают контролировать дыхание, «теряют» знаки препинания — в результате слова произносят, но смысл их улетучивается, что вызывает недоумение у присутствующих. Например, читая Шестопсалмие, чтецы часто торопятся и сливают воедино разные фразы либо же, наоборот, разбивают фразу в неподобающем месте. Еще один серьезный корпус ошибок связан с плохим знанием правил орфоэпии. Например, до сих пор многие почему-то имя Алекси́й любят произносить как Але́ксий! Поэтому человек, без помарок читающий ежедневные утреннее и вечернее правила, невольно воспитывает в себе культуру церковной речи и уже на подсознательном уровне начинает избегать неверного произношения.

— На приходах все чаще читать за богослужением доверяют женщинам. На ваш взгляд, это нормальная практика?

— Конечно. Многим она привычна, и можно вести речь о сформировавшейся традиции. Некоторое неудобство тут может быть связано лишь с тем, что почти все написанные от первого лица богослужебные тексты исходят от персонажа мужского рода. Но это обстоятельство можно воспринимать как присущую озвучиванию священного слова символичность, дискомфорта оно с собой не привносит. Разумеется, один чтец, даже самый ответственный и опытный, не «закроет» все богослужения. Именно поэтому ему нужны партнеры, ученики, преемники. Слава Богу, мужчин, в том числе молодых, в храмах теперь достаточно, и недостатка в чтецах среди представителей сильного пола нет.

— Вы человек довольно молодой, но чтец уже опытный. Вспомните, пожалуйста, свои первые шаги на этом поприще.

— Мне повезло с наставниками. Мой крестный отец протоиерей Алексий Святов (ныне настоятель Успенского храма в станице Григорьев­ской на Кубани, а тогда ключарь Троицкого кафедрального собора во Пскове) привел меня на клирос и одновременно на послушание к заведовавшему библиотекой протоиерею Олегу Тэору (сейчас — настоятелю воинского храма Александра Невского и моему духовнику). Тот распечатал на огромном допотопном ксероксе текст Шестопсалмия и благословил его разучивать. Сам он мог давать поручения помощникам, обедать, звонить по телефону или заниматься другими неотложными делами, а я стоял подле и прилежно выводил: «Го́споди, что ся умно́жиши стужа'ющии ми, мно́зи восста'ют...» — «Восстаю'т!» — немедленно вмешивался мой внимательный куратор. Смотрю — точно, ошибся в ударении... Так, наверное, три десятка раз повторил псалмы, прежде чем впервые был допущен к чтению за богослужением.

— Чтец официально считается церковнослужителем, на это служение он поставляется посредством особого чина — хиротесии. Вы много ездите по стране, часто бываете в разных епархиях Русской Церкви. Доводилось ли вам встречать на приходах чтецов, поставленных архиереями по соответствующему чину?

— Это проблема не столько церковного чтения, сколько церковной организации. Хиротесия — серьезный шаг. В монастырях или в духовных учебных заведениях его совершают. На приходах же, по моему опыту, чтецы, поставленные через хиротесию встречаются редко. Как правило, там читать за богослужением доверяют алтарнику, обладающему зычным голосом с приятным тембром, который имеет возможность исполнять свои послушания более-менее регулярно. Лично меня во чтецы тоже не поставляли. В те годы на клиросе кафедрального собора я параллельно нес послушания певчего и чтеца, а также ­иподиаконствовал у архиепископа (ныне митрополита) Владимира (Котлярова), занимавшего тогда Псковскую кафедру, а затем по его благословению читал и пел на клиросе. Никогда не забуду, как внимательно владыка воспринял мой дебют в качестве чтеца за архиерейским богослужением в Серафимовском приделе Троицкого собора. Известно: священники в некоторые моменты богослужений подходят к архиерею с вопросами той или иной степени насущности. Было так и в тот раз. Тем не менее, когда после Шестопсалмия я подошел к Его Высокопреосвященству в алтарь за благословением, он меня похвалил за неплохое чтение и сказал, что я допустил шесть ошибок, тут же скрупулезно отметив карандашом соответствующие места в Часослове. Это для меня навсегда стало примером внимательного отношения как к процессу церковного чтения, так и к совершению всего богослужения. Первая запись в моей трудовой книжке — «чтец и певчий церковного хора», при этом за почти уже 30-летнюю карьеру я никогда не был только чтецом. Обычно ведь чтецами становятся церковнослужители, несущие одновременно какое-то другое послушание, — пономари, алтарники. Занятость собственно чтеца за богослужением не такая интенсивная: Шестопсалмие, кафизмы, канон, Часы, молитвы ко причащению, Апостол. Но это важные части богослужения, и прихожанам в них должны быть понятны все слова до единого!

— Сейчас активно разрабатывается общецерковный стандарт для бакалавриата по церковному пению. А на церковного чтеца официально мирянин выучиться где-нибудь может? Как известно, подобный предмет изучают в Московской регентско-певческой семинарии. Но это столица, и одного учебного заведения на всех желающих все равно не хватит...

— Учебные курсы хорошего качества есть. Но реализуются они в духовных учебных заведениях — для избравших пастырское служение. Миряне же на приходах могут перенимать опыт друг у друга или у клириков. Хорошо, если речь идет о крупном соборе в мегаполисе. А на селе у кого выучишься?! Поэтому из поколения в поколение могут передаваться неправильные ударения, неточные слова, непонятно откуда берущиеся огласовки. Иногда можно услышать: мол, такова была дониконовская традиция. Ничего не имею против старых обрядов в соответствующих общинах. Но всему свое место!

СПРАВКА. Ян (Иоанн) Осин — бас праздничного хора московского храма Воскресения Словущего в Ваганькове. Родился в Пскове. Навык церковного чтения получал в храмах Псковской епархии и в Псково-Печерском монастыре. Веб-сайт по церковному чтению доступен по ссылке.

Дмитрий Анохин

Журнал Московской Патриархии и Церковный вестник