Новости
Состоялась конференция

В Санкт-Петербурге в актовом зале Свято-Исидоровского храма 8 октября прошла конференция "Православные эстонцы Петербурга. 1917: до и после". Приветствуя ее участников, настоятель протоиерей Феодор Любый напомнил, что она приурочена к 110-летию основания храма, 100-летию основания Таллинской епархии и епископской хиротонии священномученика Платона Ревельского, а также к 100-летию октябрьских событий, изменивших жизнь в России.

Ведущий научный сотрудник Института истории РАН Вадим Мусаев посвятил доклад эстонским православным храмам и подворьям в Санкт-Петербурге во второй половине XIX - начале ХХ века. После отмены крепостного права наблюдался отток крестьян из остзейских губерний: они приезжали в Россию, чтобы приобрести надел земли. Мигрировало и городское население. В основном, приезжие из Прибалтики исповедовали лютеранство - в городе они группировались вокруг церкви апостола Иоанна на Офицерской (ныне действующий приход ЕЛЦИ), - но было немало и православных. Латышский приход образовался в надвратной церкви иконы Божией Матери "Всех скорбящих Радость" Александро-Невской лавры. Православные эстонцы ездили в Кронштадт, в Андреевский собор, где иногда служили на эстонском языке. В Санкт-Петербурге совершались богослужения на эстонском языке в некоторых храмах, в основном - в Воскресенском храме в Малой Коломне, но эстонцы хотели иметь свой храм с регулярными богослужениями. Такой приход был образован в 1894 году, его окормлял протоиерей Павел Кульбуш. Еще одним эстонским храмом стало подворье Пюхтицкого монастыря. Для него был пожертвован участок в Галерной гавани, богослужения совершались с 1901 года. Храм Тихвинской иконы Божией Матери был построен в 1903 году по проекту Виктора Боброва. В послереволюционные годы он был закрыт. Перестроенное здание сохранилось, епархии оно не передано.

Клирик Свято-Исидоровского храма, проректор по научно-богословской работе СПбДА протоиерей Константин Костромин рассказал о судьбе эстонского прихода и связанных с ним людей после революционных событий 1917 года. Источников по теме мало, но динамику выстроить можно. Приход держался вокруг выдающейся личности - протоиерея Павла Кульбуша и основанного им эстонского братства. Деятельность прихода была хорошо организована, и поначалу революционные события эстонской общиной не ощущались. На приходе успешно функционировали школа для детей, дом для безработных девушек, гостиница, типография. Все учреждения были самоокупаемыми, поэтому, судя по приходным и расходным книгам, расходы были всегда вдвое меньше доходов. В отличие от других православных братств, которые в 1920-е возродились и боролись за сохранение православия, эстонское братство прекратило существование с упразднением входящих в него организаций, поскольку не было объединения непосредственно вокруг Церкви.

В 1917 году, судя по сохранившейся переписке, основной задачей протоиерея Павла Кульбуша было вывести приход из подчинения непопулярному митрополиту Питириму (Окнову), и это ему удалось: он добился подчинения эстонского прихода непосредственно епископу Гдовскому Вениамину (Казанскому), будущему священномученику - их с отцом Павлом связывала дружба. Другой заботой отца Павла было... удешевление воска для производства свечей - он был председателем правления свечного завода. Докладчик рассказал, что статья отца Павла в "Церковном вестнике", где тот ратовал за развитие пчеловодства в Петроградской губернии, соседствовала с предвыборными программами партий, и первой была программа партии большевиков, составленная Троцким и Лениным, - вот такое историческое сближение.

Ведущий научный сотрудник Центрального государственного архива Санкт-Петербурга Михаил Шкаровский рассказал о послереволюционной судьбе прихода. После Февральской революции наблюдался всплеск демократизации всех общественных институтов, в том числе и церковной жизни: мы знаем, что митрополит Вениамин был выбран на Петроградскую кафедру общенародным голосованием. Для выборов правящего архиерея был создан исполком; одним из восьми его членов был протоиерей Павел Кульбуш. В конце 1917 года отец Павел был пострижен в монашество и хиротонисан в епископа Ревельского; вскоре он принял мученическую кончину.

В 1918 году благочиние эстонских приходов не возобновило работу. Новым настоятелем храма стал второй священник Александр Пакляр, клирик храма диакон Карп Эльб, впоследствии священномученик, был рукоположен во пресвитера. Свято-Исидоровская церковь просуществовала еще 17 лет. Часть эстонцев вернулась на родину, стало больше русских прихожан. Свято-Исидоровская церковь была одним из немногих храмов в нашем городе, клир и прихожане которого не уклонились в обновленческий раскол. В храме служили правящие архиереи: митрополит Серафим (Чичагов), будущий священномученик, митрополит Алексий (Симанский), будущий Патриарх Алексий I. Несмотря на сопротивление приходского совета, в 1935 году храм был закрыт. Оставшиеся эстонцы перешли в Никольский собор, где иногда совершались богослужения на эстонском языке. Здание занимали светские организации. В 1993 году храм был возвращен епархии.

Все эстонские православные священники были расстреляны, большинство из них причислены к лику святых. Не был прославлен протоиерей Александр Пакляр: он давал на допросах признательные показания.

В беседе с корреспондентом ИА "Вода живая" протоиерей Константин Костромин рассказал, что занимается историей православных эстонцев в Санкт-Петербурге около двенадцати лет. Представители Эстонской Православной Церкви приезжают в Санкт-Петербург, посещают Свято-Исидоровский храм, клир и прихожане храма ездили в паломничество в Эстонию.

Официальный сайт Санкт-Петербургской епархии